lutchique: (me)
Общая заебанность и мироощущение последних недель отлично описываются желанием сдирать с себя кожу.

Now the blow's been softened,
Since the air we breathe's our coffin.
Well now the blow's been softened,
Since the ocean is our coffin.
Often times you know our laughter
Is your coffin ever after.
And you know the blow's been softened,
Since the world is our coffin.
Well now the blow's been softened
Since we are our own damn coffins.

[Modest Mouse - Satin in a coffin]

lutchique: (у моря)
Хочется приехать в Москву и напиться, не то, чтобы хочется похмелья (значит, не очень-то я и напьюсь), но хочется поздней ночью возвращаться домой той легкой и слегка неуверенной походкой, какая бывает в отсутствии обязательств, какой начинается солнечное неспешное утро, переходящее в долгий солнечный день. Обещают дождь.

Ты сотворил себя сам и теперь хотел бы вернуться в момент до своего творения. 

lutchique: (женщина)
в голове в последнее время какая-то кафка
lutchique: (шива)
Может быть, оттого, что все возвращается - слишком долго было в состоянии войны. Может быть, оттого, что внутренний воин проснулся, после того, как кто-то за него отрыдал и кто-то еще смотрел на тот прекрасный, удивительный хаос, которым не складывался мир; но воин захватил бразды правления и пытается ухватить разлетающиеся части и составить мир по своему образу и подобию, скроить, как ему было бы угодно, и чтобы никто не спорил, ни за что ему не перечил. Эта внутренняя, почти неудержимая экспансия, которая не вырывается за пределы грудной клетки и в сознании строит прекрасные дворцы прям на минных полях.

worn out

Oct. 7th, 2015 01:15 pm
lutchique: (со спины)

Чувствую себя, как те башмаки. Сношенные старые ботинки. Застиранный выцветший свитер. Совсем без содержания. Пустые вещи, едва держащие какое-то искаженное представление о прошлых формах. Рукав короче другого, плечо скособочилось, пятка стопталась, но в целом, можно узнать. Внутри - холодные, жесткие, к телу неприятные. Стоят, лежит, по привычке ходят на работу, спотыкаются, натирают пятку, не налазит на плечи, колется.


Cкачать Сергей Бабкин Башмаки бесплатнона pleer.com

lutchique: (со спины)

Появилась, видимо, от безысходности и того,что все вот так, тяга к конечным моментам, чтоб если что, именно на этом слове, жесте или фразе не обломно было поставить точку и далее не продолжать, этакая книжность, киношность, тяга к сцене. Наверное, сказывается и чтение "Тишины" Хёга.
Меж тем море шумит, горы стоят, солнце светит и все это растекается, не позволяет себя ухватить, расползается в разные стороны, нет никакой возможности ни сконцентрироваться на мире, ни на отдельном моменте или ощущении. Но если уж не удается уловить что-то действительно важное, заканчивать хочется красиво и в произвольный момент.

lutchique: (прятаться)

Хочется расхерачить все к чертям и не в рамках образов и подходящих метафор, но даже когда любимый нами Райс поет fuck you, он имеет в виду совсем другое, ведь ни один по-настоящему равнодушный человек не будет кричать о своем равнодушии и слать все к черту. Наш личный эсхатологизм оказывается силой, скрепляющей все воедино, строит мосты, ставит заплаты, приковывает цепями, протягивает руку, обеспечивая целостность картинки и нерушимость катастрофы, как кино с взрывающимся вертолетом.

lutchique: (со спины)
Мне кажется, я совсем утратила способность внимательно смотреть на мир. Если покопаться в старых тетрадях или записях жж, можно заметить, что я умела рассказывать, вернее видеть мир таким, чтобы он складывался в историю. Теперь осталось скучное и бездумное следование событиям, о которых спросят, а ты будто не видел, отвечаешь: "Да ничего", а что ты мог видеть, когда дальше собственного носа пелена and you couldn't care less. Теперь выбросило на пустой берег, с которого смотреть можно лишь обратно, внутрь, где оказалось море эмоций и чувств, туда и смотришь, и больше ничего не видишь. Снаружи остались мезансцены с сомнительным содержанием и разговоры будто без содержания вовсе. Мы то напряженно ждем ответа, вглядываясь в друг друга, то вступаем борьбу за оставшееся между нами пространство, иногда оказываясь слишком близко, всегда держимся за руки, а когда устаем - смеемся, потому что совсем не смешно. Мне кажется, я смотрю на все это со стороны: из наших жестов могли бы сложиться необходимые в кино паузы, из наших разговоров - перебивки в повествовании, но кино и повествования нет, есть только запятые, никаких других знаков: ни поясняющего двоеточия, ни результативного тире, ни финальной точки, ни даже многоточия, за которым числился бы открытый финал. И еще кажется, что эта смешная книга из запятых началась с конца
lutchique: (Default)
Кто продолжает делать трагические глупости, тот я. 
lutchique: (со спины)

Невероятно тяжелый день.
То вот решила, что нужно сделать то, что с идеалогических позиций - спроси меня - и все еще буду с этим спорить. И это не-вы-но-си-мо. Впрочем, по-другому невыносимо тоже.
То работа мигает огоньками нового отсуствия возможностей, большой нагрузки и отвественности за мало денег и еще целым годом безрадостного делания того, чего не хочется. И все подходят к вопросу, будто решают его на жизнь вперед (а если уйти в декрет, а если смертельно заболеть, а если лет через десять..), а мне едва ли удается думать хотя бы на год вперед. Предлагают наличие потенциальных перспектив в далеком и туманном будущем с той оговоркой, что завтра все рухнет. Заманчиво донельзя.
Начала читать нелюбимого Апдайка и завидую, завидую этому дурацкому Кролику, который едет, едет вперед.
Единственные приятные минуты моего дня - когда едешь вечером с открытыми окнами, потому что уже достаточно прохладно, и ветер ерошит волосы, играет всякая подряд музыка, и я бы не останавливалась.. Но ездить приходится кругами знакомых маршрутов, я не умею ехать без цели, а толку уезжать любой из дорог, не сворачивая, когда потом возвращаться.
Или вот можно заезжать в книжный магазинчик при хостеле, болтать, отвлекаться, дружить. Сегодня меня там кормят творожеными коржиками и поят капуччино, который учатся варить.
сердце мое разрывается на куски

lutchique: (у моря)
С одной стороны (10%), очень легко. И как будто радостно. Радость узнавания, радость признания, радость привязанности, радость свободы, радость изменения, радость целого большого мира впереди. Много благодарности, много добра.
С другой стороны (90%), есть весь остальной мир, с которым я не справляюсь, и филиалы ада, устраиваемые людьми, которые, казалось бы, должны быть ко мне благосклонны. Очень много ужаса и хочется кричать.

После трех лет отчаянных попыток взять все под контроль (такой вот незамыловатый ответ бессоницам, головным болям и паническим атакам) хочется расслабиться и все отпустить, и надеяться, что земля не уйдет из-под ног. 
lutchique: (Default)
Последние дни все навязчивее встречи с бездной, как будто она за каждым действием, событием и проблемой. При ней все это кажется картонным и как будто высосанным из пальца. Ты пришел сюда, ты очень старался, ты искал подступов и выходов, приложил все усилия, какие смог, а она смотрит на тебя да и не смотрит даже и засмеялась бы, будь она человеком, а не бездной. Любая нежность, любое влечение и желание пасуют перед ней, как будто их и не было/не должно было быть вовсе. Любая эмоция оборачивается своей несостоятельностью, или у меня просто нет ни одного достаточно сильного чувства. От этого начинает трясти. И вот ты стоишь с банкой грибов в одной руке и вилкой в другой и ревешь, так долго, и понимаешь всю вообще нелепость ситуации, и ничего не сделать, но где-то очень глубоко тебе смешно.
lutchique: (шутовство)

А бывает, не можешь уснуть, потому что путь тебе преграждает каменная стена, из-за нее же не получается глубоко вдохнуть.

lutchique: (со спины)
Головная боль и бессонница как способы отношений с миром, построенных на бесконечных трении и недоверии. Тысячи взрывов изнутри черепной коропки настойчиво утверждают присутствие мира в его равнодушии (воспринимаемом, как жестокость) и неовратимости. И десятки, сотни бессонных часов суть сомнение в существовании мира, указание на его непостоянство и призрачность, где каждая сюжетная линия вдруг упирается в тупик своей вымышленности.
Пару лет назад у мира размывало границы, но что-то настойчиво трещало в голове, не позволяя насовсем выпасть из неуловимого и уже от тебя не зависящего событийного ряда.

Теперь я как будто отсыпаюсь за все предыдущие годы, за все свои бессонницы и встреченные как в тумане рассветы. Для умения засыпать оказалось достаточно минимальной (и поначалу вовсе призрачной) уверенности, что если что есть кому позвонить в четыре часа утра и сказать, что мир рухнул, чтобы услышать в ответ: "Не ссы, все на месте". Совсем даже не обязательно пользоваться этой опцией, потакая внезапным паническим атакам, но сама возможность позволяет уснуть. От того времени, когда земля уходила из-под ног, заставляя тебя каждый раз переминаться с ноги на ногу на неуверенном клочке земли, сотканного из неудач, чужих отъездов и смертей, остались только головные боли (впрочем, когда их не было).

И вот теперь мы будто распределили роли в конфликте с миром: у меня безостановочно болит голова, а д.д. никак не может уснуть.


Прослушать или скачать Six Days at the Bottom of the бесплатно на Простоплеер
lutchique: (со спины)
Кажется, никогда ничего сильнее не хотела, чем теперь доделать эту чертову диссертацию.

И вообще все как-то так:

Прослушать или скачать Леонид Фёдоров Ещё не дом бесплатно на Простоплеер
lutchique: (лючик)
В Нижнем тем временем небывалое затишье, вернее, обычное, но лишь теперь такое звонкое и такое ощутимое: весь город у ног, пустые улицы выходных, люди, растерянные в своих мыслях, солнце, чередующееся с дождем, будто они еще не определились, кому задержаться здесь на подольше,  passe, passe, passera, la dernière restera; город встречает рекой, будто у нас могло быть иное место встречи, на все эти мили вокруг ни одного человека, а ты как под оболочкой мыльного пузыря, и оттого каждый звук тише, и каждый цвет неоднозначнее; у нас на двоих одна книга, и тем город ко мне равнодушнее, тем молчаливее и тем больше ему нечего мне сказать; и хотя во мне все не так, мне крайне легко, и БГ звучит отдаленным упреком: "Легко ли тебе, светло ли тебе, и не скучно ли в этом тепле?"; и я не знаю.
lutchique: (шутовство)
Красная река
Поперек моего пути.
Я помню, что шел
Но вспомнить куда - не могу.
И кажется легко -
Переплыть, перейти,
И вдруг видишь самого себя
Как вкопанного на берегу.

У красной реки
Крылья небесной зари,
В красной реке
Вода точь-в-точь моя кровь.
Ты хочешь что-то сказать.
Помолчи немного, не говори,
Все уже сказано
Сказано тысячу раз,
Нет смысла повторять это вновь.

А твоя красота - свет в окне
Потерянному в снегах,
Твоя красота ошеломляет меня
Я не могу устоять на ногах.
Но чтобы пробиться к воде,
Нужно сердцем растопить этот лед,
А там сумрак и бесконечный путь,
Который никуда не ведет.

Нет сделанного,
Чего не мог бы сделать кто-то другой,
Нет перешедшего реку
И неперешедшего нет,
Но когда это солнце
Восходит над красной рекой -
Кто увидит вместе со мной,
Как вода превращается в свет.
(с) БГ
lutchique: (прятаться)
Терпение и забота - моя зона комфорта. Чувство необустроенности компенсируется тем, что рядом со мной уютно. Хотя дома бардак и печь чадит, наломанных ими дров хватит на несколько зим вперед, и можно топить, не скупясь. И хотя я злюсь, спотыкаясь о разбросанные кругом дрова, а ссадины и занозы потом долго ноют, когда они приходят, я хочу отдать им все -- и немного в дорогу.
В сумятице нескольких недосказанных историй, где для каждого я лишь сюжетное обстоятельство, я привыкаю ко всей этой неразберихе и, свалившись в очередную воронку, почти не тревожусь.
Губка впитывает воду и со временем становится с ней одним целым, когда грусть становится имманентной, на вопрос о ее причине не существует ответа. 
lutchique: (Default)
Не получается. Ничего не получается. Хочется сказать, как все хорошо, что радости нет вполголоса, и не получается. Кричать во всю глотку не получается. Не можется, не о чем, не выходит, слова застряли, крик покрылся немотством; нет, никак. За нытье стыдно. За вчера - стыдно. Не хочу расстраиваться - и расстраиваюсь. Не хочу обижаться - и мне обидно. Не хочу сердиться - и сержусь. Не хочу закрываться на все замки - и все равно закрываюсь. Не хочу делать вид - и все равно пытаюсь. И только потом: "Ну взбодрись" - "Не хочу". Ни туда, ни сюда. Ни так, ни этак. Бежать вперед - не бежится. Стоять - да а чего стоять? Тебе больно - у меня болит. Ты молчишь - твоим безмолвием режет мне кожу. Твои тупики - мои дороги в никуда.  И голова у меня болит, ты бы знал, как у меня болит голова. 
lutchique: (слониque)
какие-то бесконечные понедельники
lutchique: (женщина)
Мы провели с тобой множество ночей: когда мне грустно и страшно, когда тоскливо и больно, и ноет в груди, когда вот только что дочитала книгу, о которой мы с тобой уже говорили, говоря о другой, на кухне, помнишь, под желтым электрическим светом, с вином, тоже желтым, как в том анекдоте (про зеленую-красную смородину), и когда не остается ничего – я сбегаю к тебе по ночной улице, последними маршрутами ночных автобусов, хотя они ходят только до десяти вечера, а теперь уже полпервого ночи, и я доедаю фасолевый суп на твоей кухне, и на повторе – вот уже неделю – у нас играет одна и та же песня о падающих листьях, как будто бы уже понятно, что приближается осень, что приближается безвременье и для автобусов становится совсем неважным который сейчас час, потому что не ходят они за три тысячи миль, и у меня нет желтого вина, только свет от лампочки один в один, и книга, о которой мы с тобой еще почти не говорили; сказанное ночью, как все, сказанное до или после секса, самим сексом, но только словами, - остается в этой же ночи с видом на балкон, - но избегая памяти, не переносясь со временем в другие квартиры, не отдаваясь эхом другими ночами, полными скрипением холодильника и шелестящей по трубам воды; сказанное ночью остается несказанным, и мы слушаем, как падают листья сотнями наших ночей; я сбегаю в них сквозь тетрадные клетки, гиперссылки, кортасаровские слова; даже не закрывая глаз, отвечая на уже или еще не произнесенные реплики; кладу твою руку себе на живот, не могу уснуть совершенно и всю ночь напролет не удается проговорить, и я сквозь сон цитирую Кортасара, нам быть и не быть в трамвае, в ночном автобусе, который не ходит после десяти вечера.
[конец августа]

lutchique: (прятаться)
Особое умение - грустить даже во сне.
lutchique: (лючик)
Поездка во Владивосток получилась не детской мечтой, не романом с портовым городом, не цитатой о кораблях, но получилась черт знает чем, чужой историей, множеством чужих историй, мне передаренных, перепроданных, выброшенных за тем, что нести их стало так тяжело, но я же чужое всегда подбираю, и в чужих квартирах ищу приюта, и в чужих проулках ищу покоя, но нахожу истории, не сказочные, грустные, приключенческие, рок-н-ролльные, о чем-то упущенном или избыточном, и у меня уже не остается сил никаких справиться с ними, ни вместить в себя мир весь, ни отказать ему в этом не могу, и этот город отчетливо проговаривает, ты есть то, что есть, и ты будешь жалеть их, любить, страдать и оказываться в чужих квартирах, и даже поступая аккуратно и осторожно, найдешь себя у края, у того окна, из которого, заигравшись, но что-то там, то старая история, нужно подойти лишь и снять с окна, за секунду до, этот город, ровно как и мужины в нем, не знает слова нет, ему все равно что ты думаешь и чего ты хочешь, этот город насилует меня, заполняя собой до краев, и через край, и не отпускает уже более, беги не беги, ты навсегда остаешься там, где у пространства и времени нет границ и конца, где сутки длиннее и солнце ярче, где в тумане останавливается время и шумит море. Я не умею прощаться и расставаться не умею тоже, лишь уезжать чуточку проще, чем провожать.
Мне тяжело и больно, и очень грустно. И во всем этом есть что-то очень неправильное, но что я не могу изъять из себя и что вот-вот приведет меня к чему-то неотвратимому и страшному. Мне страшно. Но любовь идет горлом, и всех кого - тех да.

P.S. И на самом деле я буду очень скучать.

.

Jun. 10th, 2012 12:30 am
lutchique: (un jour)
Я-то думала, что защищусь и пусть не камень с души, но полные штаны радости, но мне не радостно. Дело даже не в словах, к горлу не шедших, и не том, что ничего с этой защитой не заканчивается, а один пиздец сменяется другим. [Да и не сменяется ничего]
В день рождения Пушкина, день смерти Бредбери, день прохождения Венеры по диску Солнца, оказывается, сорок дней было, а я когда считала, у меня другое число получалось. Просчиталась значит.
Конфликтная ситуация должна разрешаться либо разрывом, либо всеобщей любовью друг к другу и миром, но чаще всего она просто не разрешается. А ты, как дурак, сидишь в центре всего этого и не можешь ничего сделать. И кто тут станет тебя только слушать, и алкоголь - великое зло. 
Когда я не могу ничего сделать, чтобы любимым мной людям стало лучше, легче, радостнее, я не знаю как быть - мне буквально кажется, что я перестаю существовать за секунду до взрыва.



lutchique: (un jour)
Каждую ночь я пишу несуществующие письма, и кажется, что нет ничего их важнее, но каждое утро я знаю, что так будет правильно - никогда не быть им в действительности.

lutchique: (лючик)
"Love is the passionate search for a truth other than your own; and once you feel it, honestly and completely, love is forever. Every act of love, every moment of the heart reaching out, is a part of the universal good: it's a part of God, or what we call God, and it can never die".

"I'd always thought that fate was something unchangeable: fixed for every one of us at birth, and as constant as the circuit of the stars. But I suddenly realised that life is stranger and more beautiful than that. The truth is that, no matter what kind of game you find yourself in, no matter how good or bad the luck, you can change your life completely with a single thought or a single act of love".


Важно не просто прочитать любую из священных книг и понять, и даже принять, их правду, но уметь правильно пересказать ее, всей жизнью своей пересказать, покуда жизнь многограннее и сложнее каждой прописной истины, но и нет ничего проще ее.
И есть в этой книге, столь недоступное (почти) всей европейской, американской и уж тем более русской литературе, ощущение, что наша вина и наша ответственность выносимы, it is not unbearable, и судьбу, даже ту, в которой мы сами кругом виноваты, можно изменить. И как из вины рождается любовь*, так рождается она из страданий, и также они из нее, и лишь приятие обоих делает нас неотъемлемой частью мира. И нет ничего проще и честнее сухих и неотводимых глаз, в которых "плачет океан".



Движение к любви сквозь хаос и разрушение; мир рассыпается и строится по этим законам, снова и снова, падая и возвышаясь.

__
*"От безмерной обиды рождает злоба, от безмерной вины рождается любовь", - Н. Бердяев
lutchique: (un jour)
катарсис это же тоже постижение мира "не в настроении"

здесь нет ничего, за что можно было бы зацепиться




Profile

lutchique: (Default)
лючик

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
202122 23242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios