lutchique: (у моря)
Хочется приехать в Москву и напиться, не то, чтобы хочется похмелья (значит, не очень-то я и напьюсь), но хочется поздней ночью возвращаться домой той легкой и слегка неуверенной походкой, какая бывает в отсутствии обязательств, какой начинается солнечное неспешное утро, переходящее в долгий солнечный день. Обещают дождь.

Ты сотворил себя сам и теперь хотел бы вернуться в момент до своего творения. 

lutchique: (un jour)
не понимаю, кто открыл двери в эти внутренние пустоши

worn out

Oct. 7th, 2015 01:15 pm
lutchique: (со спины)

Чувствую себя, как те башмаки. Сношенные старые ботинки. Застиранный выцветший свитер. Совсем без содержания. Пустые вещи, едва держащие какое-то искаженное представление о прошлых формах. Рукав короче другого, плечо скособочилось, пятка стопталась, но в целом, можно узнать. Внутри - холодные, жесткие, к телу неприятные. Стоят, лежит, по привычке ходят на работу, спотыкаются, натирают пятку, не налазит на плечи, колется.


Cкачать Сергей Бабкин Башмаки бесплатнона pleer.com

lutchique: (прятаться)
Благородство в каком-то смысле противоречит инстинкту самосохранения, нужно быть благородным до конца и без полумер, и нельзя спросить, что мне за это будет и как я со всем этим справлюсь. 
lutchique: (прятаться)
Ощущение, будто время остановилось, а последние две недели прошли как один день, у которого не бывало границ, начала или конца. Как будто все мои действия тонут в глухом пространстве, как слово в помещении с плохой акустикой. Поэтому совершенно не важно, делаю я что-то или нет. Очень солнечно. Очень знакомое чувство остановившегося времени в бесконечно солнечный день. Но только оглянешься, а все совсем другое, не четыре, не три года назад, и не один, и не два. Уже не подхватишь с последнего момента: не было пауз и не было возвращений. Когда-то заброшенный шарик продолжает катиться. Говорит: "Но ведь почти ничего не произошло", - и это стало событием прорвавшегося мира. Чувство абсолютно поменявшегося всего. За все это время умудрилась подрастерять довольно большое количество близких друзей (и ведь не почему-то! а так сложилось), и это не совсем тот тип эволюции, который бы мне нравился. Меж тем, в наших разговорах вырос процент употребления слов "никогда" и "всегда", что кажется очень странным, и у меня в голове каждый раз вздрагивает лорд Генри. И хотя неправдоподобно остановившееся время дарит ощущение свободы, хочется перемен и событий и ничего не предпринимать самой. Посмотрим, мир, какие у тебя планы.
CAAhEKXUIAAvCpq.jpg
lutchique: (Default)
Последние дни все навязчивее встречи с бездной, как будто она за каждым действием, событием и проблемой. При ней все это кажется картонным и как будто высосанным из пальца. Ты пришел сюда, ты очень старался, ты искал подступов и выходов, приложил все усилия, какие смог, а она смотрит на тебя да и не смотрит даже и засмеялась бы, будь она человеком, а не бездной. Любая нежность, любое влечение и желание пасуют перед ней, как будто их и не было/не должно было быть вовсе. Любая эмоция оборачивается своей несостоятельностью, или у меня просто нет ни одного достаточно сильного чувства. От этого начинает трясти. И вот ты стоишь с банкой грибов в одной руке и вилкой в другой и ревешь, так долго, и понимаешь всю вообще нелепость ситуации, и ничего не сделать, но где-то очень глубоко тебе смешно.
lutchique: (прятаться)
Давно бы уже пора начаться панике. Но у нас только один путь, надо спрашивать не что делать, а как думать. Когда по-настоящему думаешь, то не знаешь что будет через пять минут. Выдержать это стояние на краю обрыва. А делать? Я могу распланировать за пять минут всю свою жизнь и остальное ее время выполнять этот план.
В.В. Бибихин
lutchique: (человек-лимон)

Вот я думаю, что когда с диссертацией будет покончено (и я перестану о ней ныть и переживать), я стану менее скучным человеком. Наверное, я очень обломаюсь, столкнувшись с правдой.

lutchique: (Default)
Все надоело: лишние споры, лишние слова, лишнее внимание лишним людям, - вот все это пустое, порожнее, несвятое совсем, хохочущее и истерящее, путанное, вздорное, истошно кричащее, весь тот корабль уродов - событий и восприятий - что так беспардонно вторгается в твою, мою, нашу, вообще жизнь, и в своем комическом, вывернутом наизнанку ритуале все режет и режет нас на части, и складывает по-своему, говорит, смотри, как хорошо, смотри, как гоже, ты смотришь, смотришь, давно ни черта не видишь, только яркие, до болезненности веселые отблески, а он тебе по краям ладошками прикрывает глаза, один шут, второй, третий, а они мельтешат перед тобой, не дают покоя, продыха не дают, маешься с ними, маешься, самое страшное - веришь им, и всему, всему лишнему придаешь значимость и цирк этот считаешь жизнью. 
lutchique: (со спины)
Последние дни снятся исключительно кошмары: мозг выхватывает где-то когда-то воспринятую деталь и раскручивает в полноценный сюжет, порой его стопорит секундными пробуждениями, но он яростно цепляется за сюжет и тащит, тащит меня туда, откуда так хотелось бы выбраться. Кошмары при том варьируются - от маньяков до чьих-то раздувшихся сверх всякой меры нерациональных поступков, ведущих к необротимым последствиям. То снился Кровавый Джон без каких бы то ни было декораций из сериала (который я давно бросила смотреть) и выстраивал свой сюжет в моем сознании о моей жизни. То снились члены семьи и знакомые, впадающие в истерики и некрасиво друг с другом спорящие, а в то же время просвечивали дублирующие картинки, где все они были разумны, и каждая из "реальностей" была так основана на действительности, что невозможно было понять, какой сюжет основной (и надежда, что один в другой (разумный) перетекает, никак не оправдывалась логикой сна), и кроме ужаса отвратительной катастрафической эмоциональности, был ужас двойничества. И так далее, и так далее. Бояться темноты, ненавидеть сон. И это смешно при всех тех успокоительных, которыми меня нынче пичкают.
lutchique: (лючик)
Например, кое-кто впервые читает Платона, и я страшно завидую. Завидую всем тем, кто впервые читает что-то классное и крутое, тем, кто может читать постоянно и взахлеб, перед кем продолжает удивительно раскрываться мир. В каждый момент необходимости ни на что не отвлекаться я чувствую себя безнадежно старой и устаревшей. Все замечательное прочитанное проваливается в краткие отрезки между этими растянутыми тошнотворными паузами, в которые нельзя ни на что отвлекаться (нет, я прекрасно прокрастинирую, гипнотизируя экран ноутбука или разворот очередной полезной книжки, но в муках совести не могу себе позволить прочитать что-то, никак не связанное с делом и такое интересное). Все, что было даже месяц назад, кажется безнадежно далеким и безвозвратно утраченным. И страшно, что путь к этой радости мне заказан.

Все больше хочу рыдать от страха, что вместо диссертации получится страшная лажа, что жизнь уходит, пока я тут мучаюсь в аспирантуре, а также, что пока я тут разбираюсь с жанрами, вы все перечитаете самые интересные книжки и мне ничего не достанется!

Меж тем, написала первое предложение длиною в семь строк. Напевая "на самом деле я Бахтин", надеюсь к концу хотя бы месяца покончить с написанием и переписыванием этой первой, и по сути самой почти готовой, главы.

the extra

Jun. 3rd, 2014 02:24 pm
lutchique: (лючик)
Как-то я приучилась, что рядом не то что никто не нужен или его не может быть, а что его быть не должно. Все отклонения, наблюдаемые в жизни других, кажутся удивительными и даже непонятными. Чего стоит привычка людей созваниваться или - того страннее - жить в разных городах и приезжать друг в другу в гости(!); могли бы вы себе такое представить? Визиты, не приуроченные к делам. Звонки, не вызванные острой и неизбежной необходимостью. Общение, протекающее не только в сфере языка и в то же время лишенное муки.

lutchique: (женщина)
Вчерашний просмотр "Detachment" в очередной раз поставил вопрос о рафинированности выбираемого мной мира, и вроде не упрек, и не чувство вины, но снова стало неуютно. Все позапрошлое лето задавая и задавая вопрос, насколько это честно, насколько это по-предательски не встать с кем-то вровень в смерти, но всегда выбирать жизнь, даже и оставляя кого-то позади, смогла от него откреститься, потом - забыть. Но он снова встает и просит ответа. Я же в ответ не знаю не знаю не знаю. Упрек за выбор комфорта, упрек за выбор психического здоровья и равновесия, упрек, упрек, упрек. Я снисхожу до общения только с умными и не-мудаками, я хочу преподавать в университете, мне больше невыносимо восприятие мира навзрыд, я рада не знать многие вещи, хочу покоя. Я так и попала в эту ловушку позитивистского взгляда на вещи: если закрыть глаза, то плохое будто бы исчезает, тут главное помнить только о том, что хорошо, тогда все хорошо, тогда все хорошо, все хорошо.
А фильм же замечательно показывает до какой степени everything is fucked up, даже когда ты отворачиваешься, читаешь книгу, думаешь, что все хорошо. Ты не нужен этим детям, твоя литература им не нужна, тебе уже все это не нужно, но ты не проходишь мимо, они зачем-то хотят тебя слушать, но девочка все равно кончает жизнь самоубийством, ты безнадежно заебался и ни с чем не справляешься, мир продолжает во веки пребывать в этом своем fucked-up-состоянии.
Удивительно беспросветный фильм, наполненный бесконечными anguish and angst. Но хорошо, хорошо, больше не хочется соотнести себя с главным героем, ты научился выбирать здоровое, не ходить по краю. Ну разве что: "I don't have sense of humour.. I do... but in a tragic kind of way".
Так и тревожишься, растрачиваешь себя по мелочам, не в силах разорваться между работой, диссертацией, близкими, таким большим неизведанным миром и непрочитанными книгами, так и теряешься, умея все назвать неважным, бережешь спокойное состояние духа, разрываешься между знакомыми трагиками и деятелям, и сталкиваешься все чаще с этим чувством, что ты по-прежнему are not making any difference.

lutchique: (un jour)
сначала мне было ужасно смешно,
потом не смешно, а потом все равно,
потом отлетали такие детали,
без которых дышать не дано
(с)

Если ты придешь ко мне завтра, ты найдешь меня точно такой же, как сегодня, как вчера или через два дня, как нашел бы и месяц назад, если бы только потрудился искать. Проблема таких рядов только в том, что ты не придешь ни в один из этих дней, когда ты придешь - все будет иначе; всегда так. К твоему приходу от моих историй не останется и следа и много рек будет перейдено вброд. Когда ты придешь, ты принесешь стакан воды - той самой, что утекла тысячи лет назад, когда я сидела здесь словно целую вечность, как если бы ты пришел ко мне завтра. Ты принесешь эту воду и скажешь, давай, сделаем на ней чай, давай смочим ею губы и руки, пусть она течет по щекам, остается в уголках губ; давай выльем все твои реки, я же принес тебе нашей воды. Ты зальешь мое немотство этой водой и, думая, что утолил мою жажду, дав запить тот ком в горле, что так долго мешался и от которого было так сухо во рту, уйдешь на другую тысячу лет. И если бы ты пришел на следующий день, ты бы нашел меня такой, как сегодня.
lutchique: (прятаться)
Терпение и забота - моя зона комфорта. Чувство необустроенности компенсируется тем, что рядом со мной уютно. Хотя дома бардак и печь чадит, наломанных ими дров хватит на несколько зим вперед, и можно топить, не скупясь. И хотя я злюсь, спотыкаясь о разбросанные кругом дрова, а ссадины и занозы потом долго ноют, когда они приходят, я хочу отдать им все -- и немного в дорогу.
В сумятице нескольких недосказанных историй, где для каждого я лишь сюжетное обстоятельство, я привыкаю ко всей этой неразберихе и, свалившись в очередную воронку, почти не тревожусь.
Губка впитывает воду и со временем становится с ней одним целым, когда грусть становится имманентной, на вопрос о ее причине не существует ответа. 
lutchique: (лючик)
И когда мы все обернемся назад, станет ясно, что именно я был тем, кто всех [нас] предал.
И это отличное начало для рассказа.
И это отличное окончание для рассказа. Вот только нет никакого рассказа, здесь речь идет только о том, что не случилось, только о главах, что можно было бы переставить, только об отражении в огромном зеркале в ресторане "Полидор", только о той книге, что я непременно должна тебе подарить, о том, чего во имя мы меняли свои, спрягали и путали; здесь речь только о том, как мы стали друг другу никем
Это все видят победы и поражения, это все поздравляют или приносят соболезнования (в сумке что ли? в корзине?), а я вижу нашу с тобой нерожденную жизнь, неумершую смерть, непринесенную жертву, неразошедшиеся дороги развилки, это все говорят тебе будничное и важное, а я отмалчиваюсь, потому что что сказать в том мире, где не рождалось слов, где умерли все слова, что сказать на границе где н а с уже нет, но где н е н а с быть не может, что сказать тебе сразу после предательства, что сказать сразу после отъезда, что говорят, когда устают ждать, а дождавшись не могут быть кем-то, никем лишь, но таким, кто тебе в каждом трамвае встречаться будет, не захочешь даже когда, в каждом трамвае и книгах через одну; ты ступаешь с подножки вниз и никого не видишь, и открыв дверь кафе и задумавшись, никого не пропускаешь, и оставшись один, видишь - никого нет, и открыв книгу на произвольной странице, знаешь - нет никого, спать ляжешь ни с кем, во сне никого не встретишь; и откроешь глаза - нигде, где нет никого, никого, никого
Кортасаровскими реминисцценциями насквозь прошито припоминание окружающего, дневниковыми записями для рассказа полнятся неотправленные смски, удаленные записи в жж, вордовские файлы и тетрадные листы, невероятной разрозненностью толпятся в голове мысли, кричат, просятся стать единым текстом, но никакого текста не может быть, потому что и истории никакой нет
lutchique: (с зонтиком)
Орасио плох еще тем, что постоянно играет словами,
Тянет из книги щупальца-слов, прорастая из парижского моха
Любви, и день, лишь начавшись, катится вдаль под ногами,
Похожий в дожде на подвальный Париж и болото.

Орасио плох еще тем, что постоянно бездействует,
Мир его словно метафоры в мате чашке остывшей,
Но если всего по чуть-чуть и поровну взвесить,
Ничего не останется. И даже джаз ему теперь не расслышать.

И джаз плох тем, что в такую погоду – оно самое то, пожалуй,
Что он-то только и есть, если это по Сартру,
Но он также играет семью нотами – что аргентинец словами,
И игла соскользнет, так и не поставив ничего на карту.

.

Jun. 10th, 2012 12:30 am
lutchique: (un jour)
Я-то думала, что защищусь и пусть не камень с души, но полные штаны радости, но мне не радостно. Дело даже не в словах, к горлу не шедших, и не том, что ничего с этой защитой не заканчивается, а один пиздец сменяется другим. [Да и не сменяется ничего]
В день рождения Пушкина, день смерти Бредбери, день прохождения Венеры по диску Солнца, оказывается, сорок дней было, а я когда считала, у меня другое число получалось. Просчиталась значит.
Конфликтная ситуация должна разрешаться либо разрывом, либо всеобщей любовью друг к другу и миром, но чаще всего она просто не разрешается. А ты, как дурак, сидишь в центре всего этого и не можешь ничего сделать. И кто тут станет тебя только слушать, и алкоголь - великое зло. 
Когда я не могу ничего сделать, чтобы любимым мной людям стало лучше, легче, радостнее, я не знаю как быть - мне буквально кажется, что я перестаю существовать за секунду до взрыва.



lutchique: (un jour)
Каждую ночь я пишу несуществующие письма, и кажется, что нет ничего их важнее, но каждое утро я знаю, что так будет правильно - никогда не быть им в действительности.

lutchique: (маска)
предисловие (необязательное) )
Но хуже даже другое. Если оглядеться, вся жизнь - все лично мое acting в мире - сводиться к реагированию на требования действительности и смене масок в жалкой попытке хоть как-то эту действительность расшевелить. И пока я ставлю перед собой бесконечные этические вопросы и ищу на них ответы, пытаясь одновременно дотопать до намеченной цели, не забывая о бытовом и приземленном, стараясь все совместить в одно, я вынуждена искать общий язык с каждым новым собеседником, а самый главный собеседник это - мир, который либо игнорирует, либо, не задумываясь, вписывает в свой пошленький романчик, и, как ребенок, прыгаю и требую к себе внимания, забираюсь на табуретку и уже готова прочитать стишок, только посмотри на меня, скажи мне хоть одно правдивое слово...

Profile

lutchique: (Default)
лючик

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
202122 23242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 05:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios