lutchique: (Default)
Последние дни все навязчивее встречи с бездной, как будто она за каждым действием, событием и проблемой. При ней все это кажется картонным и как будто высосанным из пальца. Ты пришел сюда, ты очень старался, ты искал подступов и выходов, приложил все усилия, какие смог, а она смотрит на тебя да и не смотрит даже и засмеялась бы, будь она человеком, а не бездной. Любая нежность, любое влечение и желание пасуют перед ней, как будто их и не было/не должно было быть вовсе. Любая эмоция оборачивается своей несостоятельностью, или у меня просто нет ни одного достаточно сильного чувства. От этого начинает трясти. И вот ты стоишь с банкой грибов в одной руке и вилкой в другой и ревешь, так долго, и понимаешь всю вообще нелепость ситуации, и ничего не сделать, но где-то очень глубоко тебе смешно.
lutchique: (со спины)

И еще я устала говорить. И очень хочу слушать.
От всех этих практических занятий, превращающихся в полулекции, пересказывания всех когда-то присвоенных знаний, поиска ответа на все чужие вопросы, от своего только голоса страшно мутит.

lutchique: (лючик)
Например, кое-кто впервые читает Платона, и я страшно завидую. Завидую всем тем, кто впервые читает что-то классное и крутое, тем, кто может читать постоянно и взахлеб, перед кем продолжает удивительно раскрываться мир. В каждый момент необходимости ни на что не отвлекаться я чувствую себя безнадежно старой и устаревшей. Все замечательное прочитанное проваливается в краткие отрезки между этими растянутыми тошнотворными паузами, в которые нельзя ни на что отвлекаться (нет, я прекрасно прокрастинирую, гипнотизируя экран ноутбука или разворот очередной полезной книжки, но в муках совести не могу себе позволить прочитать что-то, никак не связанное с делом и такое интересное). Все, что было даже месяц назад, кажется безнадежно далеким и безвозвратно утраченным. И страшно, что путь к этой радости мне заказан.

Все больше хочу рыдать от страха, что вместо диссертации получится страшная лажа, что жизнь уходит, пока я тут мучаюсь в аспирантуре, а также, что пока я тут разбираюсь с жанрами, вы все перечитаете самые интересные книжки и мне ничего не достанется!

Меж тем, написала первое предложение длиною в семь строк. Напевая "на самом деле я Бахтин", надеюсь к концу хотя бы месяца покончить с написанием и переписыванием этой первой, и по сути самой почти готовой, главы.
lutchique: (маска)
пересеченная распиздяйством внутренняя чеховнина (с) [livejournal.com profile] vesnopliaska


"пересеченная распиздяйством местность" (БГ)
"внутренняя монголия" (Пелевин)

"чеховнина" - случайно неправильно прочитанное название книги ("Чеховиана")
lutchique: (лючик)
Все умные детки сейчас на работе или учебе, и только я в молчаливой безысходности простуженного горла сижу дома и пытаюсь подготовить зачетные монологи по английскому, но они снова про войну и терроризм, и я не могу уже это больше обсуждать, меня тошнит от кровожадности и бессмысленности этих тем: убили, взорвали, напугали, хорошо это или плохо. А англичанка у нас, знаете ли, веселая: у терроризма есть одинаковое количество плюсов (!) и минусов, а в глазах у нее нескрываемая жажда крови... Вчера вот взахлеб рассказывала, как ела барашка, которого держали дома и сами (!) кормили молоком, но ведь он "тупое и безмозглое животное". Предложила ее под тем же предлогом кому-нибудь скормить. >.<
Иногда мне кажется, что нелишним было бы подарить всем таким людям по томику Фоера - и если после ничего не шелохнется, значит точно дерьмо-человек. 
Главный вывод моего диплома - необходимость веры в Бога, вернее памяти о прошлом с Ним. Самое страшное случается с героями и миром, когда они забывают, что что-то вообще было до того, как мир обнаружил себя больным, сломанным, никчемным, мучительно молчаливым, наполнив бытие человека непониманием и страхом. Случается страшное в (не)обратимости времени, когда вместо возвращения к новому старому через воспоминание и приятие, совершается возвращение к моменту до того, как что бы то ни было возникло. Жуткий мир, лишенный памяти и веры. 
Не то чтобы я призывала кого-то во что-то уверовать, у нас тут вроде как язычество и политеизм современного толерантного мира. Но мне почему-то кажется, что если б каждый прочитал хотя бы несколько диалогов Платона, мир был бы чуточку лучше. 
lutchique: (туман)
Отрицать чехов-ос[т]ь окружающего пространства никак невозможно; всё чаще в идеалогическом порыве оправдания или восхищения я вижу лишь что-то безымянное, сопровождающееся ремаркой из записок иделиста, я вполне понимаю возможность иронии, возможность передразнивать Толстого и его идею непротивления злу, потому что мы все хорошие люди, но даже изменения в нас не ведут к изменениям вокруг нас, и в наших приземленных умах нет разрешения вопроса о непротивлении злу, мы слишком много молчим и слишком часто хотим восстать, мы все еще умеем совершать страшные поступки в состоянии аффекта, но мы научились и ничего не делать в состоянии аффекта - "Убил я под влиянием аффекта. Теперь ведь и курят и чай пьют под влиянием аффекта", всё чаще можно сказать, что монолог принца нам нравится, но, откровенно говоря, никогда не был нам близок, потому что "страшны видения, но страшна и жизнь".., и наша бытовая жизнь нам очень страшна. Всё, что нам кажется каким-то не таким, проявляется в бытовом течении жизни и сгнивших ступеньках, нам очень хочется стать режиссерами свои пятых актов и разрядить наконец-то ружье, но у нас нет права на хранение оружия. Любой отсутствующий вопрос к каверзному ответу заставляет меня недоумевать, я не вижу в нем смысла и будто теряюсь, признавая бессмысленность всего сущего, потому что зачем вызывать ум из небытия, когда всё это станет пеплом, как будто я не верю в бессмертие души. И нет ничего более отстраненного, чем то, как мы воспринимает действительность: она рассказы наших приятелей, нам есть на чей опыт сослаться - нам дозволенно манипулировать сознанием других, но нас там не было и этот страх не наш. 
Жизнь обыкновенного человека обречена на непонимание, сколько бы он ни читал философских и медицинских трактатов, он не может вернуть утраченную память [жанра] и вернуться к истокам (насколько бы ни было языческим противопоставление золота камню).
Мое ярое неприятие Чехова сменилось узнаванием себя в его пространстве. Но сколько бы я ни узнавала себя в этих обессиленных силиных,  я буду на каждом шагу метаться в поисках своего пятого акта, или хотя бы третьего, не то Ивановым, не то даже Гамлетом, интерпретируя свое незнание все же как знание, локально взрывая это чеховское пространство с тихим всплеском, как от лопнувшего пузыря на болоте, никак не решаясь понять, есть у меня этот вопрос к этому чертвому каверзному ответу или всё-таки нет, и в итоге заключая договор с действительностью, что на любое "да" всегда найдется свое "нет", но это(,) в сущности(,) одно и то же. 
lutchique: (Default)
 Быть неудачником - это не выход.

Profile

lutchique: (Default)
лючик

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
202122 23242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios