lutchique: (шива)
Сначала в Питере некомфортно: широко, прямо, шумный Невский, достопримечательность-достопримечательность-достопримечательность, беги, смотри, Питер, Питер (к тому же похмелье, надо ж так было пить на пути в Питер). Но постепенно он вплетает тебя в свои истории, приводит к тебе людей с разных концов земли и завязывает узелками множество разноцветных ниточек. На каждую историю - не больше суток. Каждую - поглубже в сердце. И они начинаются безумными парафразами прошлого, прошлое незримо присутствует и саднит фоном, но после смолкает, меняется качественно в этом неуемном количестве чего-то нового. Вселенная приводит их всех и сшивает совершенно безумное полотно. Ни дня, ни вечера не провела одна, телефон разрывается сообщениями из всевозможных мессенджеров. Сердце склеилось воедино. Это очень странно, что за всеми этими пронзительными историями оказался не хаос (а с первой так и показалось), а миф. И пока он врастает в тебя, собирая по частям, ты незаметно для себя врастаешь в топос, приведший к тебе этот мир. В последнюю ночь не ложусь спать, и рассвет на Неве не оправдывает ожиданий - серый, почти без солнца. И тогда отвернуться от мнимого обновления и уйти куда-то вперед, а город пустой, красивый, чистый (чистый от людей, событий, суеты) и просматривается далеко вперед. И наконец-то дома. Днем на берегу Невы у Петропавловской крепости вдруг понимать, что никуда не хочется уезжать - и не потому, что не хочется возвращаться, а потому что вы сроднились. Под конец самая главная история - первая настоящая ночь с городом, за которой - как и за всеми остальными, произошедшими здесь, целый случившийся и ушедший в подтекст и сообщения мир. Встречи и ночи здесь все полуслучайные и жадные, жадные до здесь и сейчас, стремящиеся урвать тот кусок настоящего, который вдруг выпал на долю. Но к концу отступает и жадность. Питер захватывает своей неспешностью (поначалу так раздражающей) настолько, что я чуть не опаздываю на поезд (в 16:15 прыгнуть в такси на Мойке, когда поезд в 16:50, ну не молодец ли я! ведь до Восстания можно и пешком дойти). И новые горячие поцелуи: "Жаль, что ты все-таки не опоздала".
Новые друзья, города и страны. И боже мой, все хорошо, наконец-то мне действительно хорошо.
Самая крутая - и психологически не разрушающая - поездка за последние несколько лет. 
lutchique: (со спины)

Невероятно тяжелый день.
То вот решила, что нужно сделать то, что с идеалогических позиций - спроси меня - и все еще буду с этим спорить. И это не-вы-но-си-мо. Впрочем, по-другому невыносимо тоже.
То работа мигает огоньками нового отсуствия возможностей, большой нагрузки и отвественности за мало денег и еще целым годом безрадостного делания того, чего не хочется. И все подходят к вопросу, будто решают его на жизнь вперед (а если уйти в декрет, а если смертельно заболеть, а если лет через десять..), а мне едва ли удается думать хотя бы на год вперед. Предлагают наличие потенциальных перспектив в далеком и туманном будущем с той оговоркой, что завтра все рухнет. Заманчиво донельзя.
Начала читать нелюбимого Апдайка и завидую, завидую этому дурацкому Кролику, который едет, едет вперед.
Единственные приятные минуты моего дня - когда едешь вечером с открытыми окнами, потому что уже достаточно прохладно, и ветер ерошит волосы, играет всякая подряд музыка, и я бы не останавливалась.. Но ездить приходится кругами знакомых маршрутов, я не умею ехать без цели, а толку уезжать любой из дорог, не сворачивая, когда потом возвращаться.
Или вот можно заезжать в книжный магазинчик при хостеле, болтать, отвлекаться, дружить. Сегодня меня там кормят творожеными коржиками и поят капуччино, который учатся варить.
сердце мое разрывается на куски

lutchique: (у моря)
Лежать на речном и думать, что если бы не было мыслей, то не было бы и всех этих эмоций, а лишь ощущение жаркого солнца, ветра с реки и отсутствия необходимостей.
lutchique: (прятаться)
Давно бы уже пора начаться панике. Но у нас только один путь, надо спрашивать не что делать, а как думать. Когда по-настоящему думаешь, то не знаешь что будет через пять минут. Выдержать это стояние на краю обрыва. А делать? Я могу распланировать за пять минут всю свою жизнь и остальное ее время выполнять этот план.
В.В. Бибихин
lutchique: (лючик)
А я вчера впервые увидела на небе большую медведицу - раньше мне это никогда не удавалось. 

Hitch

May. 26th, 2014 02:25 pm
lutchique: (universe)
Если бы написать эссе о Кристофере Хитченсе, то его можно было бы озаглавить "Если вы искали человека...". Но лучше не писать о нем никакого эссе - лучше встречаться с ним на дебатах или в его книгах.
...и говорит он поверх шума толпы, воя самолетов, свиста порой разрывающегося на осколки мира, - говорит настолько твердо и тихо, что не услышать уже было нельзя.

[Мемуары Хитченса - "Hitch-22"]
lutchique: (у моря)
Между тем, кем я был,
И тем, кем я стал,
Лежит бесконечный путь;
Но я шел весь день,
И я устал,
И мне хотелось уснуть.
lutchique: (universe)
Иногда я думаю, что с моим вечно кислым лицом по умолчанию из меня мог бы выйти отличный шантажист. Но не хочется.

За окном очень светло и снежно. 
lutchique: (дерзость)
Как много замечательных книг,
Объясняющих нам, почему мы должны жить печально,
Как много научных открытий
О том, что мы должны стать чем-то другим.

Не трать время, милая, не трать время!
Солнечный свет на этих ветвях,
С нами ничего не случится;
Не трать время!

<..>
Мы проводим полжизни в кино,
Где нам доказали, что мы лишились любови,
Мы выходим наружу и видим,
Что это любовь никогда не имела конца.

lutchique: (тонкая девочка)
А спросонья мозг шептал мне: "Пока ты не встанешь, мир не поймет, какой тип отношений ты пытаешься с ним установить".

[Sunsay - Дайвер]
lutchique: (прятаться)
Что тебе еще надо и что тебе еще делать, изучай мир от края до края и помни, что у него нет краев, стой перед бесконечными небесами и пойми, что ты стоял здесь всегда, найди себя от и у начала времен, пойми, что у круга нет точки отсчета, начни повторяться, сбейся с пути и слова, сбей колени, ладони в ссадинах, смотри в это небо и в эту землю, пойми, что у горизонта нет никаких границ, перечитай все эти книги и вспомни о самом важном, и когда иногда вы стоите бок о бок в схватке за этот мир и с, расскажи это главное, стань проводником тому, что светом разъедает тебя изнутри, заговори вслух, пусть тебя посчитают вздорной, скажи - пусть услышит, будь проводником и точкой опоры всему, что в этом нуждается; стой у края небес, у бескрайности земли, к плечу плечом и дыши глубже, чем тот, кого только вынесло на берег, и знай, что и нет ничего больше.

[VNV Nation - Endless Skies]
lutchique: (прятаться)
любовь больше [и вырастающая из] любви направленной. стремление к ней - как отчаянное стремление домой. я хочу домой.

пусть они берут все, что хотят, а я хочу к тебе, туда, где свет

Listen or download Аквариум Обещанный День for free on Prostopleer
lutchique: (universe)
"So, I'm trying to accept invintations to things, say "Hi" to the world", -
И больше никакого Орасио. Потому что Орасио пытается дойти до "Неба", потеряв по дороге камушек, а потом возвращается домой с душой, вывернутой наизнанку. Потом его рвет морем и бесконечным туманом, рассветами, моросью, кусочком преступления, ночью; Орасио заходит в тупик. Из тупика нет выхода, одного кроме, как раз к "Небу", хоть и без камушка.

И больше ни жеста взахлеб, ни слова, обнаженного до самой его тишины, и никакого рождения, равного смерти.

И сколько ни было бы в нас ошибок, - это нормально. И даже самые грустные вечера в нашей жизни, и даже самые, самые глубокие старые раны. Мы принимаем приглашение мира, и этот мир очень просто любить. Все хорошо. Так неизбывно и неизбежно, со всем, что нам дано.

И за "Liberal Arts" огромное спасибо Андрею.
lutchique: (un jour)
...но снился безгранично синий космос, разливающийся океанами, брызгами разбивающихся волн долетавший до звезд, что были внизу, вверху, взаимопроникая, - всю--ду, и в центре, на пике самой высокой волны, в которой ныряли, играли и резвились киты и слоны, и гигантские черепахи, стояло огромной сердце, из самой груди мира вырванное, то, на котором вселенная держится, и неизбывно прекрасной музыкой, с какими-то чудными, но теперь позабытыми словами, накатывали на него волны и, разбившись, взмывали вверх - к звездам, и падали вниз - к звездам, и весь мир изнутри этой сияюще синей сферы был омыт безмолвными, нежными океанами, плачущими по ночам в нас. 
lutchique: (Default)

что-то случается со временем, оно замирает, становится бесконечностью, одним мгновением, тишиной, паузой, вечностью, непрерывностью движения, эти почти шесть минут нескончаемо длятся, звучат всей самою жизнью, вбирая в себя все остальные слова, и картинки, и звуки, разворачиваясь целой кинолентой, как немое кино вдруг раздаваясь в пространстве и всею палитрой своей гаммы, всею своей бесконечной громкостью, мгновением замирает, запятой, тире, двоеточием, точкою с запятой в объятии, легком касании, и взгляде под ноги, когда рано наступившей ночью бредешь домой, или въезжаешь в туман с работы, и в бликах дождя мира становится вдвое, втрое, вчетверо больше, и множится свет самых дальних и ближних звезд в каплях лобового стекла, и мир рассыпается над головой фейерверком, самый цельный и самый красивый мир


lutchique: (тонкая девочка)
Я буду смеяться до тех пор пока
Не взорвётся моя голова
Я буду смеяться пока голова не взорвётся
Я буду смеяться до тех пор пока
Не взорвётся моя голова
На океаны и острова


Возьми себя в руки, дочь самурая
Возьми себя в руки
От края до края становятся тихими звуки
lutchique: (шутовство)
Ни к чему нам теперь излишняя романтизация, потому что, как ты сам понимаешь, встать вровень в сократовской смерти нельзя (значит, нам остается только обычная, а это уж вовсе лишено всякого смысла), не с другим вровень во всяком случае, туда по одному приходят, да так по одному, что где-то обязательно останется тоскующий Критон, а потому и остается за мной полное право любую из смертей презирать, опускать руки, говорить: "Ну и оставайся здесь один", но потом, конечно, все равно брать за руку и тащить вперед, наверх, в гору, потому что встать вровень с кем-то можно лишь в жизни, можно, нужно, встанем.
Только нет, проблема все-таки в том, что кто-то непременно останется сидеть там один, упрется, не пойдет дальше, и, когда ты уйдешь, будет все окликать тебя, чувством вины лежать под самым твоим сердцем, к пути - неуместно романтизированному - призывая, и хоть самыми правдивыми словами, да соврет, сам того не ведая, просто не в силах ни к жизни, ни к смерти двинуться. [И в этом глубочайший пессимизм его.]
А я так устала от чувства вины. 
От сохраняемой верности, кому неведомо.

И вот еще: нет большей радости, чем видеть любимых людей счастливыми. 

Вл-к

Aug. 25th, 2012 12:29 pm
lutchique: (лючик)
Мне не хочется говорить о том, как замыкаются круги, хотя они замыкаются, они сходятся и расходятся, и складывают новый - извечный - миф из старых, обрывочных, это парижский сигаретный дым, выдыхаемый аргентинскими ребятами, очертания в котором уже почти не различимы, - и кстати, да, больше всего я здесь цитирую Кортасара - это все то, что я когда-то знала, ожидая нежданного, и то, чего никогда не ждала, не знала, город does not meet my expectations, потому что никаких ожидайний нет в принципе, потому что реальность - и магия - (и черт же возьми, как давно я не пользовалась этим термином) - не должна вписываться ни в какую из литературных схем, и очень закономерно, вслушиваясь в ночные писательские разговоры, в те, от которых полусознательно когда-то отвыкла, я понимаю, что мои страдания от того, что нет у меня "Крокодильей улицы" на английском, беспочвенны и неоправданы, потому что ты просто берешь и читаешь Фоера - если это только хорошая книга, ты берешь и читаешь ее, даже если она и требует себе определенного концепированного читателя, -- если она хороша, тебе удастся ее прочитать, и также с реальностью - она просто здесь есть, а все твои - мои - рассуждения в тетрадь и выстраивания литературной схемы идут лесом. И в какой-то момент я перестаю записывать хоть что-то, потому что чувство охуенности происходящего перестает вмещаться в слова, во всяком случае в те, что я могу предложить. И это странное чувство переполняющей немоты, когда дочитав книгу, ты и не знаешь, что же сказать (и совершенно неслучаен разговор в последний день о безотносительном, безоценочном восприятии книг), и оглядываясь каждую секунду - я вижу полноту и законченность открытого финала происходящего, как бывает от хороших книг. Каждая деталь, каждое событие случается в четко заданный момент, в единственно возможный, своды этого храма сделаны так, что стыка тебе никогда не заметить, как бывает только в хорошем романе; когда ты оглядываешься вокруг - ты видишь законченную историю, и дело не в том, как ты воспринимаешь происходящее, а в том, как оно является тебе; и эти удивительные люди - которые мне почему-то раньше казались существующими лишь в книгах и фильмах, в дивных - но не постижимых эмпирически - историях, а они здесь есть, самые настоящие, и дело не только в географии. А самое прекрасное, что эти люди ни во что не играют (и в этом вообще одно из самых замечательных отличий Вл-ка от хотя бы нижегородской богемы и "интеллигенции"), и здесь нельзя себя почувствовать излишним "со своей литературой"  или без нее, здесь люди настолько - мм - человечны, что это-то и важнее всего остального, и каждый с уважением относится ко всему сопуствующему, и это (для человека и для художественного произведения) оказывается главным критерием - "А вот это Сеня бы не оценил". И дело, конечно, не в том, что этот город (и эти люди) меня ждал или любил, потому что не любил и не ждал, но "на самом деле мне сейчас похер, кому это все рассказывать, поэтому я рассказываю это тебе". И в последний день я чувствую, что умру, если не куплю себе сейчас же Кортасара - это сборник "Вне времени" - и каждый рассказ попадает в точку. 
Весь последний (почти) год все говорит мне лишь о том, что не нужно пытаться спланировать жизнь, оно само все случится так, как случится, и я не знаю, вернусь ли когда-нибудь туда, и стоит ли это того, но я помню все эти улочки и дворики, и мне хочется зайти туда еще раз - как в редко случающиеся, но очень милые, старые гости. 

.

Jun. 10th, 2012 12:30 am
lutchique: (un jour)
Я-то думала, что защищусь и пусть не камень с души, но полные штаны радости, но мне не радостно. Дело даже не в словах, к горлу не шедших, и не том, что ничего с этой защитой не заканчивается, а один пиздец сменяется другим. [Да и не сменяется ничего]
В день рождения Пушкина, день смерти Бредбери, день прохождения Венеры по диску Солнца, оказывается, сорок дней было, а я когда считала, у меня другое число получалось. Просчиталась значит.
Конфликтная ситуация должна разрешаться либо разрывом, либо всеобщей любовью друг к другу и миром, но чаще всего она просто не разрешается. А ты, как дурак, сидишь в центре всего этого и не можешь ничего сделать. И кто тут станет тебя только слушать, и алкоголь - великое зло. 
Когда я не могу ничего сделать, чтобы любимым мной людям стало лучше, легче, радостнее, я не знаю как быть - мне буквально кажется, что я перестаю существовать за секунду до взрыва.



lutchique: (лючик)
"Love is the passionate search for a truth other than your own; and once you feel it, honestly and completely, love is forever. Every act of love, every moment of the heart reaching out, is a part of the universal good: it's a part of God, or what we call God, and it can never die".

"I'd always thought that fate was something unchangeable: fixed for every one of us at birth, and as constant as the circuit of the stars. But I suddenly realised that life is stranger and more beautiful than that. The truth is that, no matter what kind of game you find yourself in, no matter how good or bad the luck, you can change your life completely with a single thought or a single act of love".


Важно не просто прочитать любую из священных книг и понять, и даже принять, их правду, но уметь правильно пересказать ее, всей жизнью своей пересказать, покуда жизнь многограннее и сложнее каждой прописной истины, но и нет ничего проще ее.
И есть в этой книге, столь недоступное (почти) всей европейской, американской и уж тем более русской литературе, ощущение, что наша вина и наша ответственность выносимы, it is not unbearable, и судьбу, даже ту, в которой мы сами кругом виноваты, можно изменить. И как из вины рождается любовь*, так рождается она из страданий, и также они из нее, и лишь приятие обоих делает нас неотъемлемой частью мира. И нет ничего проще и честнее сухих и неотводимых глаз, в которых "плачет океан".



Движение к любви сквозь хаос и разрушение; мир рассыпается и строится по этим законам, снова и снова, падая и возвышаясь.

__
*"От безмерной обиды рождает злоба, от безмерной вины рождается любовь", - Н. Бердяев
lutchique: (тонкая девочка)

Пусто место не бывает свято, но не бывает пустых мест

Мне бы хотелось окончательно ассимилироваться со вселенской любовью и начать быть.

lutchique: (тонкая девочка)
Зато у меня в сумке билет на Лёнечку Федорова и гори все синим пламенем. 

.

Feb. 9th, 2012 06:05 pm
lutchique: (лючик)
Есть такие мужчины, не которых хочется, а быть которыми хочется.
А есть те, после которых уже не можется быть.
[Башлачев - Вечный пост]

lutchique: (дерзость)
И вот теперь дошла по мосту.
Оставив на нем, там, где автомобилем смято ограждение, старое, одеревеневшее, отмершее давно, впервые заметив это как нечто, но нечто ненужное, лишенное смысла, прошлое, в котором давно погасили свет и ушли, там стерлись даты, имена и цифры, и миф стал ничем, перестав быть навсегда; это случилось давно, много раньше, но только теперь перешагнуть через ничто как через что-то, выйти из пыльных страниц той книги и сдать в библиотеку. Привет, прошлое, переставшее существовать; время закончилось и стало кругом, теперь.
Стою неподвижно, потому что знаю, куда идти. Под ногами всегда есть земля, даже если ее нет. Мне плевать на мироздание, пытающееся кружить меня посредством чужих рук, отступаю на шаг и танцую вальс одна. 

Знаешь, мне кажется, что нет права грустить, потому что тем самым отменялось бы то, что было [нельзя отменять то, что было]. И, только стоя в три четверти, можно быть уверенным в том, куда ты идешь, и смотреть друг на друга не со спины, потому что, теряя точку опоры, теряешь и смысл бытия для другого, и наибольшая свобода в отсутствии свободы фаса и наибольшая уверенность в отсутствии уверенности профиля, и только так поиск увенчивается чем-то.


Profile

lutchique: (Default)
лючик

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
202122 23242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios