lutchique: (Default)
 24 числа ВАК выпустил приказ о присвоении мне ученой степени кандидата наук. Такие дела. 
lutchique: (у моря)
Хочется приехать в Москву и напиться, не то, чтобы хочется похмелья (значит, не очень-то я и напьюсь), но хочется поздней ночью возвращаться домой той легкой и слегка неуверенной походкой, какая бывает в отсутствии обязательств, какой начинается солнечное неспешное утро, переходящее в долгий солнечный день. Обещают дождь.

Ты сотворил себя сам и теперь хотел бы вернуться в момент до своего творения. 

lutchique: (человек-лимон)
Хочется себя похвалить, но все не предоставляется подходящего момента. 
lutchique: (шива)
Две прописные истины, которые принесла последняя пара месяцев:
1. Самый главный мудак - это ты.
2. Если не драматизировать, то все проблемы рассосутся сами собой.
И так сразу все хорошо становится. Вернее, сразу видишь, что ты и не переставал быть счастливым, мир прекрасным, а главное не исчезло. 
lutchique: (шива)
Присутствие лета почти незаметно, отдельные всполохи - провал.
Ежевика, перекинувшаяся к нам от соседей, проросшая средь крапивы прям за пчелиными ульями, исцарапанная рука.
Собака, отчаянно бьющая передними лапами по воде в попытках встать и пойти, собачий испуг, моя нелепая помощь, и синячина в полноги, на котором можно рисовать картинки.
Автомобильная свобода, и когда едешь за город, догнав пробку, чувствуешь, как потерял все очки, набранные при обгонах.
Четыре стены, книжка, неподвижность. История ангелов, демонов и индийский иммигрантов в Англии в "Сатанинских стихах" Рашди.
Вечерний французский, когда мы беспрестанно друг друга бесим, но продолжаем делать его вместе.
Домашние тапочки, символизирующие двойственность быта: его утешение и проклятье, когда их хочется скинуть, когда в полночь они не превращаются в выходные туфли, но на исходе дня приятно знать, что у тебя есть такие замечательные тапочки.
Из всех щелей ползущий экзистенциализм, чья глубина вся на поверхности.
По второму кругу "Mad Men", где красивая открытка, оказывается, вся пошла трещинами, из которых веет все тем же ужасом, и в мою реальность просачивается чужая драма.
Гроза в поле как самый прекрасный момент этого лета.
Все эти реальности как никогда не заканчивающиеся круги на воде.

P1019416.JPG
lutchique: (у моря)
А чувство лета характеризуется давно забытой песней: will the summer make good for all of our sins?
lutchique: (прятаться)
Найти себя не значит натолкнуться среди других вещей на какую-то одну, особенную, которая называется «я сам». Найти себя значит, наоборот, увидеть, что у тебя, давно тебе известного как неотвязная ноша на собственных руках, нашлось свое собственное, уникальное и заветное место в мире, которому, наконец, можно отдать себя как беспокоившую неотвязную ношу и отныне, успокоившись в этом мире, забыть о себе. Найти себя как такого, который и уже был, и есть, и еще будет, но заслоненного до сих пор тобой, каким ты надеялся быть. Найти себя как раз невозможно среди окружающих вещей, где на первом плане всегда надоедливо выступаешь ты сам, давно обнаруженный и всегда слишком заметный. Найти себя можно только в мире. Мир всегда заранее уже существует. Но он захватывает только того, кто способен отдаться ему.
В.В. Бибихин. Мир.
lutchique: (у моря)

Сначала я думала, что в 25 буду цитировать одну песню БГ, последние месяцы - что совсем другую его песню (угадайте, какие). Но вчерашний день внезапно оказался про онтологичность радости, любви и благодарности, утверждающих(ся) посреди всего этого мрака и морока, поэтому вот:

Всем спасибо, всех люблю.

lutchique: (лючик)
- Почему ты все принимаешь близко к сердцу?
- Сердце большое. 
lutchique: (лючик)
Мы говорим: у нас нет времени, мы заняты. Чем мы заняты? Разным. Но мы никогда не заняты новым, юным. Мы заняты всегда очередным. Нельзя сказать: «у меня нет времени, потому что я занят новым». Новым мы не занимаемся: новым мы бываем захвачены. И именно потому, что, занятые, мы не можем допустить для себя и до себя ничего нового, у нас и в нас нет времени. Время есть только там, где есть новое. «Мы заняты» — обманывающее выражение. На самом деле нас никто не захватил и ничто не захватило, заняли мы на самом деле и продолжаем занимать сами себя. Совсем другое начинается, когда мы по-настоящему захвачены. Захватить может только новое. Когда мы захвачены событием — а ничто другое нас не захватит, — мы никогда не говорим и нам не придет на ум сказать что у нас нет времени. У захваченного — увлеченного — как раз оказывается время. «У дня обнаруживается сотня карманов, если имеешь что вложить» (Ницше).
В.В. Бибихин
lutchique: (universe)

В палатке спать, оказалось, круто. Просыпаешься (а спишь с головой торчащей наружу) - а над головой высокий резной зеленый купол, засыпаешь - в темно-синих прорезях звезды. Эту же синеву привезла россыпью по всем ногам: с мини-галактиками, туманностями и метеорами царапин.

lutchique: (прятаться)
Эта интенсивная работа над текстом диссертации съедает мою способность внимательно здесь и сейчас реагировать на события, приходится запоминать и откладывать - получать ощущения в стол, а когда доберешься до стола, не всегда вспомнишь, что означают эти пометы на скорую руку на полях пустых листов.


Прослушать или скачать Wim Mertens Yes, I never did бесплатно на Простоплеер
lutchique: (человек-лимон)
На работу по-прежнему приходится ходить каждый день, разве что освободились воскресенья, и я тщательно слежу за тем, чтобы там не появилось никаких занятий. При том, что всего по одному занятию в день и вечером, все это все равно утомляет, к тому же эта нелепая разбивка дня! Учащиеся же к лету, кажется, совсем выдохлись, поэтому два часа глядят на меня унылыми, ничего не выражающими лицами, как будто из могилы, - очень вдохновляет.

Меж тем начала окольными путями подбираться к диссертации и под предлогом того, что в последних тезисах заикнулась о правилах преференции, начиталась опять статей по когнитивному литературоведению. Это область исследований - моя совершеннейшая любовь! В ряде работ Элен Спольски, например, упоминаются Ричард Докинз, Дениел Деннет и Оливер Сакс, а примеры - из Шекспира. То есть вот буквальное пособие "Как заставить девочку трепетать". На самом деле меня страшно подкупает связь гуманитарного знания с точными науками, а также взгляд на проблему с той точки зрения, что литература отражает наше мышление, но! на то, как мы воспринимаем и вообще почему можем или не можем что-то адекватно воспринять, нужно посмотреть с точки зрения того, как устроен наш мозг. Такая феноменология сознания в рамках различных лингвистических теорий, литературы и психофизиологии. Кроме того, это прекрасный - и доказательный! - ответ всем тем, кто считает, что в литературном тексте можно найти все, что угодно: конечно, под влиянием тех или иных факторов (от общего уровня развития до физического недуга, культурно-исторического фонового знания и прочее, прочее) ты можешь найти в тексте все, что угодно, но стоило бы знать, как и почему ты смог так подумать и понять, что есть более и менее адекватные интерпретации текста и твоя может быть бесконечно от него далека. Прекрасная борьба с повсеместно расплодившимся релятивизмом при плюс-минус относительности возможности существования конечного знания.

Кроме того, прочитала совершенно прекрасную книгу, написанную проф. Брайаном Коксом и его коллегой, - "Quantum Universe: what can happen does happen". Ложась спать в пять утра, неожиданно поняла, как процесс гипотетизирования и попытки интерпретации действительности может быть похож на "оргию квантовой интерфереции" и принцип неопределенности.


А, и да, очень хочется куда-нибудь уехать.
lutchique: (лючик)
Личная ответственность.
Могу допустить существование людей, представителей этакого наивного сознания, которые не видят причинно-следственной связи между поступками и их последствиями, а оттого не знают, что одной из характеристик поступка является тот, кто его совершил, и что, вне зависимости от причин по которым, он несет за него ответственность; обладающий таким наивным сознанием не вменяет никому из окружающих и, соответственно, себе сопричастности происходящему, для него мир случается сам, будь то молния в небе или копье, отпущенное его рукой (тоже вполне автономной в таком случае) и попавшее в мамонта. Все остальные, наделенные более развитым сознанием, должны нести ответственность за совершаемые ими поступки. Причем не потому, что кто-то возлагает ее на них, не потому, что так установлено незаметными социальными механизмами, и не потому, что это соответствует некоторому ожиданию, а потому что это личный выбор - нести ответственность за то, что ты делаешь. Выбор, совершаемый не обществом, договоренностью или любым другим обидевшимся на тебя другим, но лично тобой, в каждом конкретном случае. Жизнь в принципе есть последовательность принимаемых тобой решений и делаемых тобой выборов, за которые потом всегда и с неизбежностью приходится расплачиваться, просто делать это нужно с широко раскрытыми глазами. Закрывающим глаза, отворачивающимся, лгущим себе и, имитируя наивность сознания, сознательно делающим выбор против признания не-автономности происходящего, я не вижу оправдания. Если ты не делаешь выбора в пользу этой ответственности, то зачем вообще ты живешь? Ведь если ты не признаешь себя неразрывно связанным с миром, активной частью его, способной влиять на него и живущих в нем, то получается, что для тебя ничто ничего не значит. То, что случилось само по себе и тем самым как бы (по)мимо нас, лишено нашей интимной к нему привязки: это событие могло быть, но точно так же его могло и не. Мир вообще приобретает смысл только в рамках нашей личной (само)определенности или, шире, в личной определенности себя через и для другого.

Свобода воли.
Человек совершает выбор и наделен свободой воли. Об условности оной можно говорить лишь при определенных обстоятельствах, детерминирующих нашу жизнь и с неизбежностью нас формирующих. Среда и гены - два фактора, влияющих на наше развитие. И чем более мы развиты, чем меньше в нас (психо-)физических отклонений, тем больше наша ответственность. В конечном счете я могу допустить условное отсутствие свободы воли - или крайне ограниченное ее проявление (возможность ее проявления) только в таких утрированных ситуациях, когда, например, человек с рождения воспитывается в рамках какой-то одной морали, лишен адекватного контакта с внешним миром и доступа к посторонней или дополнительной информации, отчего не развивается его способность мыслить, а суждения примитивны и базируются на одних и тех же простых, ежедневно внушаемых ему предпосылках, - такой человек действительно будет лишен свободы воли, потому что он даже не будет знать, что на каждый тезис есть свой антитезис, и потому поступать он будет только в соответствии с той моралью, которую в него вложили, и если она, например, заключалась в том, чтобы убить всех неверных, при первом же столкновении с миром он так и поступит. Вполне очевидно, что неспособность осмыслить содеянное некоторым образом снимает с него ответственность - в сущности он никогда не мог сделать свой выбор. Но чем больше информации и знания, чем развитие сознание и мышление, тем неоспоримее наличие в человеке свободы воли и тем выше его ответственность. "With great power comes great responsibility".

Прощение.
Не нужно извиняться за то, что ты еще не сделал, - нужно не делать. Не простить постфактум невозможно (хотя прощение - это тоже выбор), что подразумевает "я всегда прощу тебя" (но я рассчитываю, что мне не придется), но простить заранее невозможно в сути своей.

Зачем.
Невозможно позаботиться обо всех на свете, и в первую очередь приходится заботиться о себе (чтобы никому не пришлось). Но в конечном счете, ни одно из моих действий не имело бы смысла, если бы все это не было ради кого-то.
(В таком контексте, жажда познания отчасти крайне эгоистична, с другой стороны, помогает видеть мир таким, как он есть, что важно.)
lutchique: (слониque)
какие-то бесконечные понедельники
lutchique: (дерзость)
Бывшая рок-звезда (клавишник), специалист по физике элементарных частиц, раздолбай и красавчик (у него еще и твиттер есть)
brian-cox

Эффект Брайана Кокса в конечном счете действует на меня примерно, как всем известная картинка с Робертом Дауни-мл. ("Я так понимаю, ты все еще жирная") --> "Я так понимаю, ты все еще не написала диссертацию", "Я так понимаю, ты все еще необразованное чмо", или "Я так понимаю, ты все еще не классная".
Так что я даже составила список литературы - и морально готова приступить к работе.
Так что я тоже решила стать классной. "Я доедаю последнее суши и решаю стать Богом. У человека должны быть амбиции. Потакай своему честолюбию. Ставь высокие цели. Никаких полумер". 
lutchique: (со спины)
Не существует статистики неотправленных писем. Криков о помощи, не оплаченных почтовым сбором. Существует зубная боль - и арантил.
(с) Гюнтер Грасс "Под местным наркозом"
lutchique: (дерзость)
и спасибо всем тем, кто мигал дальним светом, принимая ответный сигнал, этим летом



lutchique: (шутовство)
Это не пушетешествия. Это встречи с личными (внутренними) мифами.
lutchique: (лючик)
Поездка во Владивосток получилась не детской мечтой, не романом с портовым городом, не цитатой о кораблях, но получилась черт знает чем, чужой историей, множеством чужих историй, мне передаренных, перепроданных, выброшенных за тем, что нести их стало так тяжело, но я же чужое всегда подбираю, и в чужих квартирах ищу приюта, и в чужих проулках ищу покоя, но нахожу истории, не сказочные, грустные, приключенческие, рок-н-ролльные, о чем-то упущенном или избыточном, и у меня уже не остается сил никаких справиться с ними, ни вместить в себя мир весь, ни отказать ему в этом не могу, и этот город отчетливо проговаривает, ты есть то, что есть, и ты будешь жалеть их, любить, страдать и оказываться в чужих квартирах, и даже поступая аккуратно и осторожно, найдешь себя у края, у того окна, из которого, заигравшись, но что-то там, то старая история, нужно подойти лишь и снять с окна, за секунду до, этот город, ровно как и мужины в нем, не знает слова нет, ему все равно что ты думаешь и чего ты хочешь, этот город насилует меня, заполняя собой до краев, и через край, и не отпускает уже более, беги не беги, ты навсегда остаешься там, где у пространства и времени нет границ и конца, где сутки длиннее и солнце ярче, где в тумане останавливается время и шумит море. Я не умею прощаться и расставаться не умею тоже, лишь уезжать чуточку проще, чем провожать.
Мне тяжело и больно, и очень грустно. И во всем этом есть что-то очень неправильное, но что я не могу изъять из себя и что вот-вот приведет меня к чему-то неотвратимому и страшному. Мне страшно. Но любовь идет горлом, и всех кого - тех да.

P.S. И на самом деле я буду очень скучать.
lutchique: (со спины)

Иногда, для того, чтобы отступило чувство безмерной усталости, нужны лишь пара таблеток снотворного и один спокойный вечер. За этот вечер потом будешь держаться сотни других вечеров и не вспоминать сотни предыдущих. Закрывшись на все молнии внутри себя, обретаешь долгожданный покой. И да, со снотворного самый ужасный сон, который мне доводилось испытывать. В нем нет никакой правды. Но иногда нужно. 
Я знаю, чем все закончится. У меня теперь уже поминки и не по Финнегану. 
И нужно перестать быть такой серьезной.


lutchique: (Default)
Блять, как меня достала эта бессонница.
lutchique: (лючик)
Покровка мне никогда не нравилась, но теперь, когда лето и солнышко, можно приземлиться на любой бордюрчик и послушать хорошую музыку,  поглазеть на людей. На Драме чудесно играют перуанцы, как их называет тут же обнаружившийся писатель. Еще говорит, что популярный - его показывали по телевизору, - и когда-то у него было все: семья, работа и "бэха", а потом все рухнуло и теперь ему охуенно, это жизнь, ему негде ночевать, он ездит стопом и напишет об этом книгу. Я прошу его рассказать какую-нибудь историю, но он через слово "становится сентиментальным" и надевает солнечные очки, он не расскажет мне ничего, потому что напишет книгу, и его показывали по телевизору, а еще жизнь - хорошая штука, и его каждый рад угостить сигареткой. Допивая свое пиво, он становится все скучнее, все больше плутает в своих трех словах. Потом приходит его друг-фотограф и говорит, что они хотят снять фильм и им нужен сценарист, ты вот, спрашивает, не сценарист случайно? А фильм о чем, говорю - Артхаус. - Ну заебись. - Мы хотим психоанализ в массы и называется он "Убиться красиво". - Я сыграю там роль, говорит писатель. - Отшучиваюсь Яломом. - Ну что с тобой говорить, когда ты не сценарист! А потом добавляет: тебе же скучно жить, ты чем занимаешься. - Читаю, говорю. - Что, этим занимаешься?! И очень злиться. Тут писатель, правда, за меня вступается, потому что он же тоже с филфака. И еще благодаря телевизору его тут каждая собака знает. Но я же не собака.
Они уходят, а женщины-полицейские прогоняют музыкантов. - Вот там ведь играют на гитаре. - Но так то русские, а вы иностранцы. Какая-то бабушка долго с ними спорит, мол, вот была хорошая музыка, всем нравилась, а вы вот пришли и все испортили. И я очень долго слушаю, как и какой протокол будут оформлять, какой штраф нужно будет заплатить музыкантам, и как бы так все это провернуть. 
Потом ищу другие бордюры, склоны, откосы, скамейки, теряю браслет свой с мишками, встречаю знакомых, которые на счастье меня не замечают. Этот город становится слишком тесным. Здесь слишком много поэтов, писателей, музыкантов, фотографов и знакомых лиц.
Улицы выгоняют меня из себя, и я еду домой по пробкам. 

ps

Apr. 20th, 2012 08:21 pm
lutchique: (кофе)
"Я желаю счастья каждой двери, захлопнутой за мной"
lutchique: (с зонтиком)
Послезавтра у меня экзамен. А потом зачет. А потом еще один экзамен. А потом еще три госа и защита диплома. А потом экзамены в аспирантуру и поиски работы. И я не помню уже французский. И не выучила никакого другого языка. И чтобы подготовиться к последнему в жизни экзамену по зарубежке, мне нужно прочитать три с половиной художественные книжки, а я не могу, потому что мне не то чтобы неинтересно, но вообще да, неинтересно. И философию я не знаю. И написанный диплом оставляет с тобой подобие чувства пустоты и безысходности, и что же делают люди, завершившие написание романа, повести или чего там еще. И солнце не светит. Зато вместо снега идет дождь. И если бы у света был край, я бы обязательно туда сходила. 
lutchique: (тонкая девочка)
Зато у меня в сумке билет на Лёнечку Федорова и гори все синим пламенем. 


lutchique: (лючик)
Все умные детки сейчас на работе или учебе, и только я в молчаливой безысходности простуженного горла сижу дома и пытаюсь подготовить зачетные монологи по английскому, но они снова про войну и терроризм, и я не могу уже это больше обсуждать, меня тошнит от кровожадности и бессмысленности этих тем: убили, взорвали, напугали, хорошо это или плохо. А англичанка у нас, знаете ли, веселая: у терроризма есть одинаковое количество плюсов (!) и минусов, а в глазах у нее нескрываемая жажда крови... Вчера вот взахлеб рассказывала, как ела барашка, которого держали дома и сами (!) кормили молоком, но ведь он "тупое и безмозглое животное". Предложила ее под тем же предлогом кому-нибудь скормить. >.<
Иногда мне кажется, что нелишним было бы подарить всем таким людям по томику Фоера - и если после ничего не шелохнется, значит точно дерьмо-человек. 
Главный вывод моего диплома - необходимость веры в Бога, вернее памяти о прошлом с Ним. Самое страшное случается с героями и миром, когда они забывают, что что-то вообще было до того, как мир обнаружил себя больным, сломанным, никчемным, мучительно молчаливым, наполнив бытие человека непониманием и страхом. Случается страшное в (не)обратимости времени, когда вместо возвращения к новому старому через воспоминание и приятие, совершается возвращение к моменту до того, как что бы то ни было возникло. Жуткий мир, лишенный памяти и веры. 
Не то чтобы я призывала кого-то во что-то уверовать, у нас тут вроде как язычество и политеизм современного толерантного мира. Но мне почему-то кажется, что если б каждый прочитал хотя бы несколько диалогов Платона, мир был бы чуточку лучше. 
lutchique: (бернард)
Сходила посублимировала на кухне.
 
Не подобрела.

lutchique: (дерзость)
На днях:
- У тебя ноги не мерзнут?
- Не знаю, я об этом не думаю. Если меня тошнит и я ничего не могу с этим сделать, то я об этом тоже не думаю. Зачем?
 
И еще:
- Я люблю людей. Это интересно.

И действительно, нет смысла "уставать", "болеть головой/животом/ногами/руками/зубами", "расстраиваться", если ты ничего не можешь изменить, если твое состояние от констатации его не изменится, то зачем вообще о нем говорить и даже знать?
Если ты расстраиваешься о том, что мира во всем мире никогда не будет, никто не мешает тебе думать о том, как это все исправить, но само твое расстройство должно быть вне поля твоего зрения, твоего сознания себя. Мировая скорбь не стоит ни черта, покуда сосредоточена лишь на себе, лишь на том, что она есть, что имя ей мировая скорбь. 
И если что-то от меня не зависит, если для итогового числа нужно еще одно слагаемое, если на мое действие должна ответить своим вселенная (а она, сука, молчит), то нужно просто идти дальше, оставив уравнение нерешенным. 
То есть к жизни нужно относиться потребительски: из мировой скорби извлекать повод для размышлений, из встречи с идиотами - смех, опыт ("Если в данный конкретный момент вам не нужны идиоты, это не значит, что они не понадобятся вам в будущем"), из общения с интересными людьми - новую информацию, и т.д. и т.п. То есть из жизни, вернее из повисших на ней атрибутивов, из даваемых ей характеристик, нужно извлекать саму жизнь. Всё дает мне что-то, и я могу либо воспользоваться этим чем-то, либо дать всему название. Второе - скучно. 
Нужно не прекращать двигаться, и все, что бы ни переживалось, переживать качественно, перерабатывать и возводить на новый уровень. Рефлексия не о себе, а о мире. Безусловно, это мир касается меня, и он есть только когда о нем рефлексируют, но я же не есть, когда рефлексирую о себе, когда обо мне рефлексирую я

Иными словами, мне стало скучно и стыдно за однообразие пессимистичного пережевывания того, что у меня болит голова, от недомифилогизованных представлений о связи психологического и физиологического в данном конкретном контексте выстроенного мной текста о названии (имени) для рефлексии о себе. 
lutchique: (Default)
Я хочу все типы любви.
И мне катастрофически не хватает собеседника.

И. Бродский - В деревне бог живет не по углам.. 


P.S. И утро прекрасно, и кофе как можно крепче, но чувство множественности себя и оттого потерянности. Привет, мы. О господи боже мой

миф

May. 24th, 2011 09:15 am
lutchique: (прятаться)
 С каждым человеком есть какой-то общий миф, который принадлежит только двоим, который в момент зарождения можно рассматривать как "пункт сокола" в этой новелле расхождения в разные стороны, но эта новелла не имеет как такового конца, она длится постоянно, постепенно утрачивая качество времени и пространства, переставая даже быть воспоминанием как таковым, существуя как данность, все равно что родинка на левом ребре, (и не это ли берксоновская-прустовская la durée?), об этой данности уже не помнишь (тебе нет в ней необходимости, все равно что в шраме на правой ладони), но вдруг она актуализируется этим общим мифом, актуализируется сначала для одного из двух, но соблазн поделиться со вторым очень велик, неизбежно подспудное: "Смотри! Помнишь? Это наше", и разделяют этот миф снова и снова, проживают каждую его метаморфозу, шагают вперед, сохраняя неподвижность в этой единственной точке соприкосновения, втайне дорожа этой родинкой и этим шрамом, этим неизбывным диалогом, стоит только столкнуться нос к носу друг с другом и мифом, - "Что? - Ничего". 
lutchique: (шарф)
Мне хочется быть все время в состоянии алкогольного опьянения, такого, после которого, трезвея, все помнишь, но не уверен, что это было, - как сквозь сон. Мне просто слишком не нравится вся эта жизнь. Мир вызывает отвращение: вот на него смотришь, а он такой мерзкий-мерзкий и так тошнит.
lutchique: (шутовство)
Но вот выпал снег, и я опять не знаю, кто я;

И кто-то сломан и не хочет быть целым,
И кто-то занят собственным делом,
И можно быть рядом, но не ближе, чем кожа.
(с)
lutchique: (Default)
 "Делай, что должен, и будь, что будет".
Вот в общем-то и все итоги.

Profile

lutchique: (Default)
лючик

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:47 am
Powered by Dreamwidth Studios