lutchique: (маска)

- Довольно кукситься! – бывало восклицала она. – Смотри на арлекинов!
– Каких арлекинов? Где?
– Да везде! Всюду вокруг. Деревья – арлекины, слова – арлекины. И ситуации, и задачки. Сложи любые две вещи – остроты, образы, – и вот тебе троица скоморохов! Давай же! Играй! Выдумывай мир! Твори реальность!

(с) В. Набоков. "Смотри на арлекинов"

lutchique: (человек-лимон)
Интеллектуальная собственность как единственная форма совместно нажитого имущества. 
lutchique: (прятаться)

Рассказ о себе от первого лица - это рассказ, лишенный всякой точки опоры (еще Бахтин указал на необходимость позиции вненаходимости автора по отношению к герою для того, чтобы было возможно эстетическое его завершение). Кроме того, рассказать самому о себе как есть предельно честно и правдиво довольно-таки трудно (память играет с нами шутки, привет, Барнс). Но дело и не только в другом-для-меня, чей взгляд дополнял бы мое бытие, сообщал бы другим - и что важнее всего - мне самому о том, что мне не видно, но мне присуще: как выгляжу я со спины, каков я на вкус, как я умер; но дело и в том, насколько увереннее мы существуем, описанные от третьего лица. Погрязнув в своих субъективных проекциях и интерпретациях, когда внутренние переживания вдруг просачиваются наружу и словно щупальцами опутывают внешний мир, мы перестаем различать границы между мирами и даже просто отличать свои настоящие поступки от вымышленных, чего уж говорить о других. Но даже если мы и догадываемся, где проходит граница, это нужно еще признать. И, может, поэтому такой удачной начинает казаться форма рассказа о себе в третьем лица: "N. молодец и перевел старушку через дорогу", "N. сегодня дурак и завалил экзамен", "конечно, вы будете смеяться над N., да и впрямь, где еще сыщешь такого простофилю", - это отчаянная проекция себя и своего суждения на и во внешний мир и почти искреннее ожидание ответа: похвала утешает нас, укор бодрит. Впрочем, ирония, которую - когда нам не хватило смелости на самоиронию - мы разыгрываем от лица внешнего мира по отношению к себе, довольно условна: во-первых, от нее всегда можно отказаться, а во-вторых, перед ней не нужно отчитываться - мы в шутку приняли чужую точку зрения и примерили на свой поступок, но кто сказал вам, что окружающие (даже и вымышленные) не дураки. Но в любом случае - обличенные в форму "объективного" третьеличного повествования - мы как будто получаем подтверждение себя в действительности, мы завоевываем одобрение внешнего мира, вынуждая его принять нас как данность с нашими ощущениями и поступками, и это уже не просто я со своей вереницей внутреннего черт-знает-чего, но история, заслуживающая внимания и доверия.

lutchique: (прятаться)
Эта интенсивная работа над текстом диссертации съедает мою способность внимательно здесь и сейчас реагировать на события, приходится запоминать и откладывать - получать ощущения в стол, а когда доберешься до стола, не всегда вспомнишь, что означают эти пометы на скорую руку на полях пустых листов.


Прослушать или скачать Wim Mertens Yes, I never did бесплатно на Простоплеер
lutchique: (женщина)
Вчерашний просмотр "Detachment" в очередной раз поставил вопрос о рафинированности выбираемого мной мира, и вроде не упрек, и не чувство вины, но снова стало неуютно. Все позапрошлое лето задавая и задавая вопрос, насколько это честно, насколько это по-предательски не встать с кем-то вровень в смерти, но всегда выбирать жизнь, даже и оставляя кого-то позади, смогла от него откреститься, потом - забыть. Но он снова встает и просит ответа. Я же в ответ не знаю не знаю не знаю. Упрек за выбор комфорта, упрек за выбор психического здоровья и равновесия, упрек, упрек, упрек. Я снисхожу до общения только с умными и не-мудаками, я хочу преподавать в университете, мне больше невыносимо восприятие мира навзрыд, я рада не знать многие вещи, хочу покоя. Я так и попала в эту ловушку позитивистского взгляда на вещи: если закрыть глаза, то плохое будто бы исчезает, тут главное помнить только о том, что хорошо, тогда все хорошо, тогда все хорошо, все хорошо.
А фильм же замечательно показывает до какой степени everything is fucked up, даже когда ты отворачиваешься, читаешь книгу, думаешь, что все хорошо. Ты не нужен этим детям, твоя литература им не нужна, тебе уже все это не нужно, но ты не проходишь мимо, они зачем-то хотят тебя слушать, но девочка все равно кончает жизнь самоубийством, ты безнадежно заебался и ни с чем не справляешься, мир продолжает во веки пребывать в этом своем fucked-up-состоянии.
Удивительно беспросветный фильм, наполненный бесконечными anguish and angst. Но хорошо, хорошо, больше не хочется соотнести себя с главным героем, ты научился выбирать здоровое, не ходить по краю. Ну разве что: "I don't have sense of humour.. I do... but in a tragic kind of way".
Так и тревожишься, растрачиваешь себя по мелочам, не в силах разорваться между работой, диссертацией, близкими, таким большим неизведанным миром и непрочитанными книгами, так и теряешься, умея все назвать неважным, бережешь спокойное состояние духа, разрываешься между знакомыми трагиками и деятелям, и сталкиваешься все чаще с этим чувством, что ты по-прежнему are not making any difference.

lutchique: (дерзость)
Я долго был занят чужими делами,
Я пел за ненакрытым столом.
Но кто сказал вам, что я пел с вами,
Что мы пели одно об одном?
Вы видели шаги по ступеням, но
Кто сказал вам, что я шел наверх?
Я просто ставил опыты о том, какая
Рыба быстрее всех.

Я не хочу говорить вам "нет",
Но поймете ли вы мое "да"?
Двери открыты, ограда тю-тю,
Но войдете ли вы сюда?
Я спросил у соседа: "Почему ты так глуп?" -
Он принял мои слезы за смех.
Он ни разу не раздумывал о том, какая
Рыба быстрее всех.

Вавилон - город как город,
Печалиться об этом не след.
Если ты идешь, то мы идем в одну сторону -
Другой стороны просто нет.
Ты выбежал на угол купить вина,
Ты вернулся, но вместо дома - стена.
Зайди ко мне, и мы подумаем вместе
О рыбе, что быстрее всех.

lutchique: (со спины)
Не существует статистики неотправленных писем. Криков о помощи, не оплаченных почтовым сбором. Существует зубная боль - и арантил.
(с) Гюнтер Грасс "Под местным наркозом"
lutchique: (дерзость)
"Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот.
Вставай.
Переходим эту реку вброд".

В одну реку нельзя войти дважды. А еще нельзя стоять в двух реках одновременно. Все очень просто. 
lutchique: (со спины)

Иногда, для того, чтобы отступило чувство безмерной усталости, нужны лишь пара таблеток снотворного и один спокойный вечер. За этот вечер потом будешь держаться сотни других вечеров и не вспоминать сотни предыдущих. Закрывшись на все молнии внутри себя, обретаешь долгожданный покой. И да, со снотворного самый ужасный сон, который мне доводилось испытывать. В нем нет никакой правды. Но иногда нужно. 
Я знаю, чем все закончится. У меня теперь уже поминки и не по Финнегану. 
И нужно перестать быть такой серьезной.


lutchique: (с зонтиком)
Послезавтра у меня экзамен. А потом зачет. А потом еще один экзамен. А потом еще три госа и защита диплома. А потом экзамены в аспирантуру и поиски работы. И я не помню уже французский. И не выучила никакого другого языка. И чтобы подготовиться к последнему в жизни экзамену по зарубежке, мне нужно прочитать три с половиной художественные книжки, а я не могу, потому что мне не то чтобы неинтересно, но вообще да, неинтересно. И философию я не знаю. И написанный диплом оставляет с тобой подобие чувства пустоты и безысходности, и что же делают люди, завершившие написание романа, повести или чего там еще. И солнце не светит. Зато вместо снега идет дождь. И если бы у света был край, я бы обязательно туда сходила. 
lutchique: (Default)
Привет. Я имярек. У меня нет никакой позиции. 
lutchique: (дерзость)
На днях:
- У тебя ноги не мерзнут?
- Не знаю, я об этом не думаю. Если меня тошнит и я ничего не могу с этим сделать, то я об этом тоже не думаю. Зачем?
 
И еще:
- Я люблю людей. Это интересно.

И действительно, нет смысла "уставать", "болеть головой/животом/ногами/руками/зубами", "расстраиваться", если ты ничего не можешь изменить, если твое состояние от констатации его не изменится, то зачем вообще о нем говорить и даже знать?
Если ты расстраиваешься о том, что мира во всем мире никогда не будет, никто не мешает тебе думать о том, как это все исправить, но само твое расстройство должно быть вне поля твоего зрения, твоего сознания себя. Мировая скорбь не стоит ни черта, покуда сосредоточена лишь на себе, лишь на том, что она есть, что имя ей мировая скорбь. 
И если что-то от меня не зависит, если для итогового числа нужно еще одно слагаемое, если на мое действие должна ответить своим вселенная (а она, сука, молчит), то нужно просто идти дальше, оставив уравнение нерешенным. 
То есть к жизни нужно относиться потребительски: из мировой скорби извлекать повод для размышлений, из встречи с идиотами - смех, опыт ("Если в данный конкретный момент вам не нужны идиоты, это не значит, что они не понадобятся вам в будущем"), из общения с интересными людьми - новую информацию, и т.д. и т.п. То есть из жизни, вернее из повисших на ней атрибутивов, из даваемых ей характеристик, нужно извлекать саму жизнь. Всё дает мне что-то, и я могу либо воспользоваться этим чем-то, либо дать всему название. Второе - скучно. 
Нужно не прекращать двигаться, и все, что бы ни переживалось, переживать качественно, перерабатывать и возводить на новый уровень. Рефлексия не о себе, а о мире. Безусловно, это мир касается меня, и он есть только когда о нем рефлексируют, но я же не есть, когда рефлексирую о себе, когда обо мне рефлексирую я

Иными словами, мне стало скучно и стыдно за однообразие пессимистичного пережевывания того, что у меня болит голова, от недомифилогизованных представлений о связи психологического и физиологического в данном конкретном контексте выстроенного мной текста о названии (имени) для рефлексии о себе. 
lutchique: (маска)
Все правильно: радоваться можно, лишь будучи наивным и пассивным по отношению к бытию, будучи активным, ты неизбежно серьезен, а женственную пассивность - наивность - улыбку - радость - оставляешь бытию. 

Когда я воспринимаю каждую личную историю каждого отдельного предмета окружающего пространства, не углубляясь в анализ и не создавая внутреннего монолога о мире, я максимально приближаюсь к этой пассивности и я радуюсь.
Во всех остальных случаях я пытаюсь активно любить бытие, серьезна - и значит трагична. 
lutchique: (Default)
 во мне нет моря, во мне нет солнца, нет соли. нет соли - нет боли. все хорошо. все окей.

У меня было скучное и обычное лето. Не потому, что оно было таким. Потому что приключение становится таковым, лишь когда облекаешь его в слова. И о существовании магии можно узнать только из слов. Даже если это свои собственные слова. 
У меня нет никого, кто бы мог быть. Не потому, что никого нет. Но потому что я хочу, чтобы все забывалось и все забывали друг друга. 
У меня нет ничего, потому что я намеренно лишаю все смысла.

миф

May. 24th, 2011 09:15 am
lutchique: (прятаться)
 С каждым человеком есть какой-то общий миф, который принадлежит только двоим, который в момент зарождения можно рассматривать как "пункт сокола" в этой новелле расхождения в разные стороны, но эта новелла не имеет как такового конца, она длится постоянно, постепенно утрачивая качество времени и пространства, переставая даже быть воспоминанием как таковым, существуя как данность, все равно что родинка на левом ребре, (и не это ли берксоновская-прустовская la durée?), об этой данности уже не помнишь (тебе нет в ней необходимости, все равно что в шраме на правой ладони), но вдруг она актуализируется этим общим мифом, актуализируется сначала для одного из двух, но соблазн поделиться со вторым очень велик, неизбежно подспудное: "Смотри! Помнишь? Это наше", и разделяют этот миф снова и снова, проживают каждую его метаморфозу, шагают вперед, сохраняя неподвижность в этой единственной точке соприкосновения, втайне дорожа этой родинкой и этим шрамом, этим неизбывным диалогом, стоит только столкнуться нос к носу друг с другом и мифом, - "Что? - Ничего". 
lutchique: (бернард)
 Чтобы освободиться от себя самого; смотреть на себя, судить себя - вот твоя любимая повадка. Когда ты на себя смотришь, ты воображаешь, будто ты не то, на что смотришь, будто ты ничто. В глубине души это твой идеал: быть ничем.
(с) Ж.-П. Сартр "Возраст зрелости"

lutchique: (шутовство)
Но вот выпал снег, и я опять не знаю, кто я;

И кто-то сломан и не хочет быть целым,
И кто-то занят собственным делом,
И можно быть рядом, но не ближе, чем кожа.
(с)

Profile

lutchique: (Default)
лючик

June 2017

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:44 am
Powered by Dreamwidth Studios